Муниципальное общеобразовательное учреждение средняя школа №1 г. Гаврилов-Яма Ярославской области

Учащийся 6 «А» класса Авдеев Артем. 

Книга Памяти
 

Мой прадед Авдеев Виталий Алексеевич родился 21 марта 1926 года, воевал в Великую Отечественную войну. Наша семья очень гордится военным прошлым моего прадеда. Сохранились воспоминания, написанные им, которые мы хотим представить вашему вниманию.
"Родился я в 1926 году в Гаврилов-Яме.

Когда началась Великая Отечественная война, мне было 15 лет. В этот день закончилось мое беззаботное детство. Многие думали тогда, что война эта ненадолго, что пройдет немного времени и Гитлер будет разбит. 
Ушел на фронт мой отец, Алексей Яковлевич. Он воевал ранее на польской и финской войнах, а вот в Отечественную пропал без вести. Старший брат Дмитрий Алексеевич вслед за отцом ушел в 1941 году добровольцем. Вернулся с войны без ноги, жил в Гагарино. Сначала занимался портняжным делом, потом до выхода на пенсию работал на льнокомбинате. 
В 1942 году я перешел в 9-й класс, но не доучился. Жить было трудно, поэтому пошел на 6-месячные курсы электриков в ФЗУ. Окончив их, стал работать на комбинате. Несмотря на то, что нам было по 16 лет, работали полную смену, по 12 часов. Вначале выполняли разнообразные работы, но чаще всего - ремонт двигателей в составе бригады. А затем меня перевели старшим мастером по обслуживанию электрооборудования всего комбината. В моем подчинении находилась группа молодых девчат - недавних выпускниц ФЗУ. 

На комбинате проработал до ноября 1942 года. Однажды во время рабочей смены меня срочно вызвали на проходную. Там ждала заплаканная и испуганная мать с повесткой о призыве в действующую армию. Так 17 ноября 1942 года началась моя военная служба. Сначала сборы в военкомате, затем – на железнодорожный вокзал. Погрузились в «телячьи» вагоны и отправились в военные лагеря в Песочное под Кострому. Попал я в роту минометчиков, и проучились мы в Песочном 6 месяцев. А потом нас, физически крепких и хорошо владеющих техникой ребят, отправили прямо па фронт. 

Попал я в Прибалтику, в 51-ю армию. Это была прославленная воинская часть, участвовавшая в обороне Сталинграда. Нас, троих молодых ребят, направили в минометную батарею. Бывалые бойцы встретили нас как детей, во всем помогали, обучали военному мастерству. После пополнения людьми и техникой часть отправилась на передовую. Перед нами была поставлена задача освобождения г.Шауляя. Я был первым номером 82-мм минометного расчета, т. е. наводчиком. На рассвете был дан приказ – в атаку. Впереди шла пехота, мы – сзади. По мере продвижения вперед пехоты приходилось постоянно менять позиции. Для этого миномет разбирали, мне приходилось таскать трубу миномета. А она во время стрельбы так накалялась, что приходилось подкладывать пилотку под плечо, чтобы не обожгло. 
В город вошли с тяжелыми ожесточенными боями. Все в нем перемешалось: люди, техника, артиллерия. В этой суматохе по молодости я и потерялся, долго искал своих, нашел с большим трудом. «Старички» мне очень обрадовались, так как подумали, что я погиб. За бои по взятию Шауляя был представлен к медали "За боевые заслуги», но медаль эту получил уже после войны в нашем военкомате.

С боями прошли Эстонию, Литву. Иногда пешим порядком преодолевали до 50 км. Минометы, естественно, находились в бричках. 
Помню один тяжелый бой, в котором получил ранение. Заняли мы тогда оборону, окопались. Я свою ячейку вырыл в полный рост. Командир батареи лейтенант Соловьев предупредил, что утром пехота пойдет в атаку, а мы должны поддержать ее огнем своих минометов. Было свободное время, ради интереса решили втроем с дружками прогуляться до пехоты - посмотреть, как у них идут дела, но неожиданно натолкнулись на немцев. Бегом назад. Доложили командиру об увиденном, но он не поверил. 
Посмеялся над нами, сказав, что у страха глаза велики. А на рассвете, когда пехота пошла в атаку, эти немцы по ним и ударили. По всей видимости, в нашей линии обороны брешь оказалась. Спасаясь от огня немецких танков, в ячейке вместе со мной оказалось еще двое. Я получил ранение в руку. Один из бойцов, использовав индивидуальный пакет, перевязал мне ее. Вдруг на нас пошли немецкие танки. Эти двое выскочили из ячейки, а мне из-за раненой руки никак не удавалось этого сделать. Уже было подумал, что вот и конец мне пришел. Но все-таки вылез. Увидел разбитые наши минометы, живых поблизости - никого. Перебежками стал пробираться к своим. Хорошо, что выручила пехота, а то неизвестно, чем бы этот бой мог для меня закончиться. Погрузили нас, раненых, в машины и направили в госпиталь. Там сначала перевязали, но осколок сразу вынимать не стали, так как были тяжелораненые, нуждающиеся в срочной медицинской помощи. В госпитале провалялся примерно с неделю.

Надоело нам без дела лежать, и решили мы сбежать на фронт. Подобралась нас группа из трех человек. После завтрака, переодевшись, но без документов, сбежали. Долго никак не могли поймать попутную машину. Наконец, догадались прикинуться ранеными, и одна из машин остановилась. Не доезжая какое-то расстояние до линии фронта, водитель нас высадил, показав, куда необходимо идти. Шли лесом, никто нас так и не остановил. Наконец, встретил своего бывшего командира взвода. Объяснил ему, как здесь оказался. Он меня отругал за бегство из госпиталя, но пообещал перед начальством замолвить за меня словечко, рассказал мне о печальной судьбе нашего батальона, в тяжелом бою погибла большая его часть. Сюда же он прибыл для назначения на новое место службы. Так в августе 1944 года моего бывшего командира направили командовать взводом в пехоту, а меня – комсоргом роты 276-го стрелкового полка. 

На всю жизнь запомнился мне бой через некоторое время после этого назначения. Вечером командир роты собрал командиров взводов, парторга и меня и сообщил о полученном приказе. Нам необходимо было без всякой артподготовки на узком участке фронта перейти в наступление и закрепиться на новых позициях. По сигналу 3 ракет поднялись в атаку, вылетели на небольшую поляну. Но неожиданно наткнулись на мощнейший огонь немцев. Завязался тяжелый бой, залегли. Мне передали через некоторое время, что куда-то исчез командир взвода. Что делать – никто не знает. Тогда приказал ребятам лежать на своих местах, а сам по- пластунски пополз назад. Ротному доложил о сложившейся обстановке. Оказалось, что лейтенант струсил, доложив о гибели взвода, покинул поле боя. О дальнейшей его судьбе я не знаю. Командир роты приказал вернуться и временно взять командование на себя. Так пролежали до глубокой ночи, а потом в кромешной темноте возвращались на исходные позиции.

Через несколько дней «Его Величество Случай» спас меня. Вызвал меня тогда к себе в блиндаж ротный. А в это время начался мощнейший артобстрел наших позиций. Я его переждал у него. Вернулся после обстрела к своей ячейке, а вместо нее – глубокая воронка от точного попадания немецкого снаряда. Потом долго ротного называл своим спасителем. А затем из штаба дивизии пришел посыльный с разнарядкой в военное училище. Командир роты вызвал меня и сообщил, что именно меня посылают в это училище. Я долго отказывался, но он в приказном порядке отправил меня в штаб дивизии, где формировалась группа. Делать нечего, приказ есть приказ. 
Пришел в штаб, а ночью узнал, что в расположении моей роты был тяжелый бой и многие погибли. 

Осенью 1944 года приехал в Рязань в военное училище. Помню, как встретили День Победы. Мы тогда находились на тактических занятиях в летних лагерях. Я там заболел малярией и лежал в инфекционном бараке. Когда сообщили о Победе, радость была невероятная. 
Проучился я в Рязани год. Учеба в военном училище мне не нравилась. Офицером мне быть не хотелось. Подал один рапорт, второй, третий - все безрезультатно. Начальник училища генерал-лейтенант Тарусский неоднократно вызывал на индивидуальные беседы. В конце концов, был издан приказ о моем отчислении из училища. В ночь с 6 на 7 ноября 1945 года таких же как я, отчисленных, направили на пересыльный пункт. 
На пересыльном пункте пробыли не очень долго. Прибыл «покупатель», и отправился я в Москву в комендантский взвод, в котором и прослужил до 1950 года.

По окончании службы вернулся работать на родной льнокомбинат электромонтером. В 1951 году познакомился со своей будущей женой Людмилой Владимировной в городском парке. В 1952 году сыграли свадьбу, в этот же год родился сын. За эти годы семья наша выросла, появились внуки Елена и Алексей. В 2002 году со своей супругой мы отметили Золотую свадьбу. 

За участие в Великой Отечественной войне награжден орденом Отечественной войны, медалями "За боевые заслуги", «За Победу над Германией».